000021_360180_big

Евросоюз готов оказать Беларуси содействие в привлечении иностранных инвестиций. Об этом заявил сегодня в Минске на форуме «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие» глава отдела Генерального директората по соседству и переговорам о расширении Европейской комиссии Вассилис Марагос, передает корреспондент БЕЛТА.

«Евросоюз готов оказать содействие Беларуси по привлечению инвестиций», — подчеркнул представитель Еврокомиссии. Но, по его словам, ЕС важно при этом понимать, что Беларусь готова сделать в сфере дальнейшего проведения реформ, формирования благоприятных для привлечения инвестиций условий, укрепления своей репутации.

Самые главные преимущества Беларуси — это высокая образованность населения, квалифицированная рабочая сила, конкурентоспособная продукция, динамично развивающийся ИТ-сектор, богатые традиции в машиностроении и перерабатывающей промышленности. Реформы, проведенные правительством Беларуси, помогли улучшить ситуацию в частном секторе, подчеркнул представитель Еврокомиссии. Сегодня все больше внимания Беларусь уделяет развитию малых и средних предприятий. Это также положительный сигнал, добавил он.

Евросоюз взаимодействует с Беларусью по ряду проектов в энергетике, поддержке малого и среднего предпринимательства, информационных технологиях. «Мы сталкиваемся с новыми вызовами и можем их решать только совместно. Опыт стран Западной Европы может стать прекрасным примером для Беларуси, и мы с удовольствием готовы сотрудничать с вами и таким образом достигнем более качественных результатов на фоне общих целей, в том числе по обеспечению безопасности в мире», — подчеркнул он.

Вассилис Марагос обратил внимание на то, что сейчас идет работа по подготовке ряда партнерских соглашений. «Речь идет о финансировании в размере 30 млн евро. И мы будем продолжать наращивать эти усилия. Речь идет об управлении миграционными потоками, развитии малого и среднего бизнеса», — пояснил он.

Кроме этого, у Беларуси появилась возможность привлечения ресурсов Европейского инвестиционного банка, напомнил он. «Мы будем работать с этим банком, правительством Беларуси и местными органами власти для идентификации реальных инвестиционных проектов, которые могут быть поддержаны, — сказал эксперт. — Также рассматривается возможность предоставления грантов через фонд Европейского добрососедства».

Форум «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие» проходит в Минске 29-30 сентября. Эксперты обсудят стратегии привлечения иностранных инвестиций в Беларусь, перспективы инвестиционного сотрудничества с финансовыми институтами ЕС, Евразийского экономического союза и Китая, а также возможности для привлечения к участию в реализации проектов американских инвесторов и другие актуальные вопросы. Предполагается выработать дорожную карту, которая задаст основные направления согласованных действий по улучшению институциональной среды для расширения возможностей по привлечению инвестиций и финансирования, что поспособствует развитию государственного и частного сектора белорусской экономики.-0-

Читать полностью: http://www.belta.by/economics/view/evrosojuz-gotov-okazat-belarusi-sodejstvie-v-privlechenii-investitsij-212321-2016/

Для эффективной работы на внешних рынках белорусским предприятиям деревообработки совершенно необходимо отказаться от устаревших методов управления, заменив их на рыночные.

ltyhtdf

Исполнительный вице-президент финской консалтинговой группы Pöyry Management Consulting Oy  Петтери Пихлаямяки накануне Белорусского форума «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие», в котором он примет участие, рассказал «Ежедневнику» о главных проблемах белорусской деревообработки и поделился своим видение решения накопившихся проблем в отрасли.

— Господин Пихлаямяки, вы хорошо знакомы с белорусскими производителями древесноплитной продукции. Какое мнение у вас сложилось о деревообрабатывающей отрасли с точки зрения позиционирования на глобальном рынке? Какие проблемы еще предстоит решить для повышения конкурентоспособности, как отрасли в целом, так и отдельных предприятий?

— На данный момент Беларусь является небольшим игроком на глобальном рынке продукции деревообработки. Тем не менее, страна  обладает большим потенциалом для повышения конкурентоспособности и увеличения доли на рынке. В первую очередь это обусловлено богатством лесных ресурсов и их доступностью, что в свою очередь обеспечивается устойчивой и эффективной схемой управления и возобновления таких ресурсов. В Беларуси ежегодный объем лесозаготовки находится на уровне около 18 млн м3, что составляет лишь 67% от ежегодного увеличения объемов древесной массы — порядка 27 млн м3.

Касаясь вопросов ресурсного потенциала, нельзя не отметить, что в деревообрабатывающей отрасли тип и качество ресурсов во многом определяют рынки сбыта продукции. Лесные ресурсы вашей страны  пригодны как для изготовления традиционной продукции, так и для освоения новых ее видов.

Еще одним фактором, обеспечивающим хорошие перспективы развития деревообрабатывающей отрасли и увеличения доли Беларуси на глобальном рынке, являются сравнительно более низкие издержки белорусских предприятий.

С точки зрения условий торговли и инвестиций,  Беларусь в большей степени связана с рынком стран ЕС, нежели Россия, ввиду существенного влияния экономических санкций в отношении России на коммерческие связи ЕС и РФ. Дополнительные конкурентные преимущества Беларуси связаны со сравнительно более развитой инфраструктурой деревообрабатывающей отрасли.

— В Беларуси реализована крупномасштабная программа модернизации предприятий деревообработки. Но она не решила проблем в отрасли, что уже признают и белорусские власти. Как вы считаете, модернизация действительно была необходима?

— В первую очередь, стоит отметить, что проведение модернизации было абсолютно необходимо хотя бы потому, что оборудование и технологии на предприятиях отрасли были морально и физически устаревшими и не могли обеспечить выпуск необходимой рынку продукции. В то же время, несмотря на насущную необходимость обновления фондов, реализация столь масштабной программы столкнулась с многочисленными трудностями и проблемами — от недостаточной проработки обоснований инвестиций и нарушения сроков, до отсутствия четкой маркетинговой и сбытовой стратеги, что привело к низкому уровню загрузки мощностей.

В рамках модернизации предприятий деревообработки не был рассмотрен еще один важный аспект: необходимость смены подходов к системе управления. Модернизация системы менеджмента должна была повернуть обновляемые предприятия лицом к рынку. И именно реализацию этого шага в настоящее время можно рассматривать в качестве основного источника улучшения операционной эффективности белорусской деревообработки.

— На ваш взгляд, в какой степени рыночные факторы влияют на производителей и влияют ли вообще? Какие перспективы развития белорусской деревообработки вы видите?

—  Внешние факторы, в частности  рыночная конъюнктура, безусловно оказывают существенное влияние на эффективность деятельности производителей, в том числе на выручку, рентабельность, уровень загрузки мощностей и др.

На сегодняшний день, сложилась благоприятная рыночная ситуация. Особенно это касается рынка ЕС. Общий тренд рынка положительный, по большинству сегментов наблюдается явная тенденция к росту. Тем не менее, при характеристике рынка в целом нельзя забывать, что отдельные его сегменты могут как расти, так и падать. Растущие тренды характерны для европейских рынков МДФ, ДСП и фанеры. Рынок же газетной бумаги заметно падает, что оказывает соответствующее влияние на производителей.

Для использования возможностей работы на растущих рынках белорусским предприятиям деревообработки совершенно необходимо отказаться от устаревших методов управления, заменив их на более рыночные. Помимо этого, им необходимо выработать эффективные стратегии маркетинга и продаж.

Работая на высококонкурентных рынках по всему миру, компания Pöyry обладает богатым опытом внедрения эффективных систем управления и разработки сбытовых и маркетинговых стратегий. Основываясь на этом опыте, мы оцениваем потенциал белорусских предприятий деревообрабатывающей отрасли по увеличению экспортной выручки в десятки миллионов долларов в год.

— Возвращаясь к вопросам финансирования, как вы оцениваете инвестиционный потенциал деревообрабатывающей отрасли Беларуси? С точки зрения инвестиций, какие области, сегменты, гринфилд проекты вы считаете наиболее перспективными? В какой форме наиболее вероятно осуществление инвестиций?

— Обычно иностранные инвесторы реализуют проекты в деревообрабатывающей отрасли в форме совместных предприятий, приобретения долей или в форме гринфилд проектов. Также возможна реализация браунфилд проектов. Наиболее перспективными, с точки зрения инвесторов, являются предприятия, продукция которых соответствует строгим требованиям ЕС. Поэтому, принимая во внимание прошедшую модернизацию белорусских предприятий деревообработки, а, следовательно, возможность производства продукции соответствующей таким требованиям, инвестиционный потенциал деревообрабатывающей отрасли Беларуси достаточно велик. С этой точки зрения компания Кроноспан является прекрасным примером, успешно реализуя инвестиционные проекты на территории Беларуси.

В целом перспективными секторами для привлечения иностранных инвесторов являются производство ДСП, МДФ и целлюлозы. Однако в данные направления в Беларуси уже были вложены значительные средства, и после выхода новых производств на полную мощность я с осторожностью рассматривал бы возможность дальнейших инвестиций. Также, ввиду ожидаемого увеличения объема лесозаготовки, для Беларуси открываются перспективы инвестиций в лесопильное производство и изготовление пиломатериалов, а также в производство изделий из древесины с высокой добавленной стоимостью, таких как продукция из массивной древесины. Еще одним потенциальным направлением привлечения инвестиций является производство биоэнергии и биотехнологических материалов, что обусловлено наличием в республике достаточных лесных ресурсов надлежащего качества. По данному направлению возможно привлечение инвестиций не только от предприятий деревообрабатывающей отрасли, но и от компаний и корпораций, специализирующихся на химическом производстве, а также производстве биотехнологических материалов.

— Г-н Пихлаямяки, что, с вашей точки зрения, может быть сделано для улучшения инвестиционного потенциала деревообрабатывающей отрасли Беларуси? Какие препятствия осуществлению инвестиций вы видите и как их устранить?

— Одним из наиболее важных факторов для привлечения инвестиций является инвестиционный климат, для улучшения которого Беларуси следовало бы предпринимать более решительные шаги. Возможными способами улучшения инвестиционного потенциала деревообрабатывающей отрасли Беларуси могут стать:

Первое. Предложение конкурентоспособных условий инвестирования. Такая необходимость обусловлена высоким уровнем конкуренции в привлечении инвестиций. Сегодня внимание потенциальных инвесторов деревообрабатывающей отрасли обращено на страны Балтии и  Восточной Европы, поскольку условия инвестирования, предлагаемые в этих странах, являются более выгодными.

Второе. По проектам гринфилд, со стороны государства требуется строительство внешней инженерной инфраструктуры и коммуникаций. По таким проектам уже наработаны интересные модели государственно-частного партнерства.

Третье. Стимулом для инвестиционной активности также может стать предложение крупным инвесторам долгосрочной аренды лесных участков. Поскольку лесной фонд Беларуси находится в государственной собственности, вопросы доступности сырьевых ресурсов при реализации инвестиционных проектов должны оговариваться заранее. Именно доступность ресурсов является одним из ключевых факторов в принятии инвестиционного решения, потому что она определяет долгосрочную стабильность деятельности деревообрабатывающих предприятий.

Источник: http://ej.by/news/economy/2016/09/23/pochemu-modernizatsiya-belorusskoy-derevoobrabotki-ne-reshila-problem.html

Белорусским нефтеперерабатывающим предприятиям нужна непрерывная реализация программ модернизации.

ej

Один из ведущих экспертов по рынку углеводородов, глава компании Euro Petroleum Consultants Колин Чапман поделился с «Ежедневником» своим видением перспектив белорусской нефтепереработки и нефтехимии.

— Г-н Чапман,  Вы возглавляете инжиниринговую и консалтинговую компанию, клиентами которой являются и белорусские НПЗ. Какие важнейшие проекты, реализованные в белорусской нефтепереработке за последние годы, вы могли бы выделить? 

— Последние 20 лет нефтеперерабатывающая отрасль в Беларуси занимала лидирующие позиции в реализации проектов, направленных на углубление переработки и улучшение качества продуктов производства. В числе наиболее успешных проектов мы можем назвать строительство установок каталитического крекинга и алкилирования в Мозыре.

— А какие-то характерные только для белорусских предприятий черты вы можете назвать?

— На меня всегда производили сильное впечатление высокий уровень образования и квалификации белорусских инженеров, их самоотдача в реализации каждого проекта, несмотря на многие трудности и вызовы. И Мозырский НПЗ, и Нафтан реализовывали очень сложные проекты с привлечением преимущественно местных трудовых ресурсов.

— Каким вы видите будущее белорусской нефтеперерабатывающей промышленности? Что необходимо делать белорусским предприятиям, чтобы улучшить свои конкурентные позиции? 

— Для всех нефтеперерабатывающих компаний очень важна непрерывная реализация программ модернизации. Рынки постоянно развиваются, меняется законодательство. И компании должны учитывать все это при формировании своих стратегических планов.

И Мозырский НПЗ, и Нафтан серьезно движутся в этом направлении, но необходимо реально оценивать все варианты, с учетом особенностей местного и экспортных рынков. Для белорусской нефтехимии важно сконцентрироваться на потребностях внутреннего, а также российского рынков и развивать переработку нефтепродуктов и производство пластмасс.

— По вашему мнению, что является наиболее предпочтительным для белорусских компаний в настоящее время: отложить планы по реконструкции и модернизации (остановить некоторые проекты) или попытаться найти дополнительные источники для их завершения? Как должен строиться процесс принятия решений? Стоит ли надеяться на рост цен на нефть?

— Что касается инвестиционных программ, то все компании находятся сейчас в равном положении, все осуществили пересмотр своих инвестиционных стратегий с учетом меняющихся рыночных условий. Проекты, принятые к реализации Мозырским НПЗ и Нафтаном, являются правильными – они направлены на повышение качества продукции и увеличение глубины переработки.

В тоже время обе компании должны постоянно пересматривать свои программы и определять, как они могут развиваться в будущем.

Мозырский НПЗ в настоящее время рассматривает варианты переработки остатков  после комплекса гидрокрекинга. И мы видим несколько интересных вариантов для компании в этом направлении.

Нафтану и Полимиру следует более активно рассматривать возможности взаимной  интеграции (как это происходит во всем мире). Полимиру необходимо найти инвестиции для реализации проекта по производству этилена.

—А есть ли возможность у белорусских нефтеперерабатывающих компаний привлечь источники проектного финансирования из-за рубежа?  Что для этого они должны сделать?

— Существует много вариантов привлечения финансирования, включая экспортное кредитование из Европы и Азии, финансирование отдельных проектов российскими банками. Еще одной моделью может стать кооперация с трейдерами, которые также могут предоставить финансирование с заключением долгосрочного договора гарантированной закупки конкретных продуктов.

Мы также рассматриваем создание кластеров, которые приобретают продукты от нефтеперерабатывающих комплексов и производят конечную продукцию. Такая модель была выстроена на Ближнем Востоке и сейчас реализуется в Азербайджане. В таких кластерах должны быть созданы условия для привлечения внешних инвесторов. Необходима также демонстрация стабильности таких инвестиций.

— Вопрос о низких ценах на нефть. По вашему личному прогнозу, как долго они будут оставаться на таком невысоком уровне? Какие шаги должны предпринимать компании, в том числе и белорусские, когда период высокой маржинальности остался позади?

— Текущий уровень цен на нефть обусловлен сокращением спроса из-за снижения темпов роста экономики в совокупности с ростом объемов добычи. Рост уровня добычи вызван несколькими факторами: развитие технологий производства сланцевой нефти в США, снятие санкций с Ирана, нежелание стран – членов ОПЕК сокращать объемы добычи, влияние низких цен на экспорт России и, следовательно, нежелание российских экспортеров сокращать объемы.

Мы ожидаем, что цены стабилизируются на уровне 40-60 долларов за

баррель. Вместе с тем, уровень цен во многом зависит и от геополитических факторов, которые также могут оказать влияние на мировую конъюнктуру.

— Вы думаете, сланцевая нефть действительно будет оказывать влияние на рынок в будущем? 

— Я считаю, что развитие технологий производства сланцевой нефти продолжит играть определенную роль на мировых рынках нефти. Производители в настоящее время занимаются усовершенствованием экономических и технологических характеристик ее производства, и, следовательно, могут «выживать» даже при существующем уровне цен.

Соединенные Штаты прошли путь от главного импортера сырой нефти и нефтепродуктов к статусу одного из потенциальных экспортеров готовой продукции в нефтеперерабатывающей и нефтехимической отрасли.

— В конце сентября вы посетите Минск для участия в Белорусском форуме «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие». Чего вы ждете от этого форума.

— Я надеюсь, что Форум соберет потенциальных инвесторов и представителей местного бизнеса и государственных органов для обмена мнениями о конкретных способах и путях привлечения инвестиций в белорусскую промышленность.

Я уверен, что Беларусь имеет хорошее позиционирование и должна воспользоваться преимуществом своего географического положения и наличие квалифицированной рабочей силы в целях привлечения инвесторов для проведения модернизации своей промышленности не только в отрасли нефтепереработки, но также и в машиностроении для сельского хозяйства и других отраслях. Я с нетерпением жду возможности принять участие в этом важном мероприятии.

Источник: http://ej.by/news/economy/2016/09/20/expert-tseny-na-neft-stabiliziruyutsya-na-urovne-40-60-dollarov.html

Ян Чул Ким, Глава Представительства Всемирного банка в Республике Беларусь, рассказал Эндрю Робелю об имеющихся в Беларуси возможностях устойчивого роста, а также о преобразованиях, осуществляемых страной в целях более интенсивного привлечения иностранных инвестиций. Собеседники также обсудили преимущества, которыми может гордиться страна.


Image

Всемирный банк работает в Беларуси уже 24 года. В каких проектах вам удалось принять участие за это время?

За эти годы мы профинансировали портфель проектов в целях развития страны на сумму более $1,5 млрд. Изначально в нашем сотрудничестве мы уделяли внимание преимущественно инфраструктурным услугам; но сегодня мы работаем во всех основных сферах развития. В частности, мы значительно расширили размер и масштабы программы Всемирного банка в стране в рамках принятия Стратегии партнерства для Республики Беларусь в июне 2013 года. Сейчас мы реализуем проекты в области автомобильного транспорта, энергетики, водоснабжения и водоотведения, обращения с твердыми отходами, лесного хозяйства, образования и управления государственными финансами.

Три года назад наш портфель активных проектов в Республике Беларусь составлял около $375 млн. Теперь же объем портфеля равен $998 млн., и скоро он достигнет $1,2 млрд., после того, как два новых проекта — в области развития частного сектора и здравоохранения — дополнят нашу программу в этом году.

Такое расширение портфеля примечательно не только увеличением объема финансирования: еще более важно то, что между нами и белорусской стороной сформировалось крепкое взаимное доверие. Впервые в рамках проектов в области образования и здравоохранения Республика Беларусь получает заемные средства от зарубежных партнеров для развития социального сектора. Предстоящий проект в сфере здравоохранения сформирует решения в области электронного здравоохранения, будут созданы специализированные учебные лаборатории для врачей общей практики, отремонтировано и переоборудовано отделение оказания помощи новорожденным.

Мы также продолжаем наш диалог по вопросам разработки политики в области основных структурных реформ, включая меры по повышению конкурентоспособности белорусских производителей.

Полагаю, что анализ экономических проблем и возможностей страны, проведенный Всемирным банком в 2013 году, является одним из таких проектов.

Да, Вы говорите о Страновом экономическом меморандуме Всемирного банка для Республики Беларусь 2012 года. Подобного рода отчеты мы готовим раз в 5-6 лет; на основании этого отчета Правительство обратилось к нам за помощью с тем, чтобы мы оказали стране поддержку в преодолении некоторых структурных проблем, выявленных в отчете. После обсуждения вопросов на протяжении года, в прошлом году мы сформировали дорожную карту реформ, в которой определены шесть основных задач.

А в чем заключаются основные задачи?

Я бы сказал, что наиболее важной задачей является обеспечение макро-стабильности. И аргумент здесь следующий: если я — инвестор, заинтересованный во вложении моего капитала в Беларуси, то я не должен думать о том, во что превратятся мои деньги через, скажем, 6 месяцев. В условиях нестабильной экономики инвестированный капитал может столкнуться с девальвацией, переоценкой, инфляцией и другими факторами. Как известно, для привлечения инвестиций необходима стабильная экономическая среда. На протяжении последних 18 месяцев наблюдается последовательная и взвешенная макроэкономическая политика, так что первое условие для привлечения долгосрочных инвестиций выполнено.

Еще одной задачей является повышение эффективности и конкурентоспособности государственных предприятий. Если эти субъекты хозяйствования преуспеют в сокращении затрат и в повышении производительности, то интерес к созданию с ними совместных предприятий проявит большее число инвесторов. И в этом случае госпредприятия будут в меньшей степени полагаться на государственные субсидии, потому что их собственная прибыль возрастет. В свою очередь, это будет означать, что финансовые ресурсы экономики смогут в большей степени подпитывать частный сектор. Однако повышение производительности и конкурентоспособности госпредприятий требует упорядочения ассортимента их продукции и выхода на новые рынки, что, естественно, потребует времени и денег.

В условиях плановой экономики государство ставит перед госпредприятиями целевые показатели количественного производства и выделяет бюджетные средства для достижения этих целей, и поэтому у госпредприятий нет реальной мотивации повышать качество своей продукции. Кроме того, устанавливаются явные и неявные пределы повышения цен на потребительские товары и компоненты, и гибкость в этом вопросе часто отсутствует. Это означает, что ценовая политика основана не на экономических принципах. Неудовлетворенный спрос рынка упирается в потолок цен вместо достижения уравновешенной цены, при которой кривые спроса и предложения пересекаются. Поэтому если вы работаете по ценам ниже предельных, то вы обречены на перепроизводство просто потому, что рынок будет требовать от вас все больше продукции до тех пор, пока цены не уравновесятся. Вам, как производителю, необходимо либо получать больше бюджетных средств для поддержания производства, либо понижать качество, чтобы удовлетворить этот количественный спрос.

Такая ситуация выглядит нестабильной, верно?

Да, возможно это то, что происходило в Беларуси ранее, и поэтому отказ от регулирования цен имеет столь важное значение для обеспечения конкурентоспособности компаний. Страна также очень сильно зависела от экспорта в Россию, которая в ретроспективе, возможно, создала условия для уменьшенной потребности в модернизации производства в Беларуси.

Есть много научных работ, в которых высказывается мнение о том, что Россия пострадала от так называемой «голландской болезни», обусловленной бумом нефтегазовых ресурсов. В результате бума Россия также увеличила поставки из Беларуси, что, конечно, носило не такой лавинообразный характер, как импорт из Китая. И теперь, когда экспорт в Россию серьезно снизился, нам необходимо открывать для себя новые рынки, что требует обновления широкого спектра выпускаемой продукции путем внедрения новых разработок и технологий.

Как на данном этапе Беларусь может этого добиться?

Прежде всего, сразу и повсеместно все не сделаешь, потому что модернизация дорого стоит; необходимо проявлять избирательность. Покрыв расходы на социальные нужды, в госбюджете остается недостаточно средств для помощи предприятиям на обновление продукции. Необходимо выработать такую стратегию трансформации, которая бы в максимальной степени обеспечила жизнеспособность существующей системы производства. В противном случае можно прийти к деиндустриализации экономики.

Это сложная и деликатная задача — сохранить значительный промышленный потенциал Беларуси, не удерживая на плаву неэффективные предприятия ради сохранения занятости населения. Во времена экономического спада обновлять продукцию, открывать новые рынки и переходить на производство продукции с более высокой добавленной стоимостью становится еще сложнее. Нам придется выработать такую стратегию, которая бы позволила привлечь в Беларусь внешние сбережения — предпочтительно в виде инвестиций, а не займов, — и изыскать пути для того, чтобы иностранные инвесторы вкладывали свои деньги, работали с белорусскими производителями над обновлением их ассортимента, открывали для них новые рынки и вместе получали достойную прибыль.

Некоторые фундаментальные изменения в Беларуси уже происходят: во-первых, это касается бизнес-культуры – переход от философии, основанной на количественном подходе, к философии качества; от системы, полагающейся на субсидии и государственные кредиты, к системе, управляемой собственной прибылью; переход к бизнес-менталитету, направленному на оптимизацию уровня складских запасов и на минимизацию оборотного капитала до нужного объема.

Все эти преобразования представляют собой весьма решительную стратегию перемен, а не просто плановую модернизацию. Сегодня Беларуси необходимо продолжать развивать логику изменений и «продавать» ее потенциальным инвесторам, я бы сказал, лучше, чем это делают страны-соседи. Недавно было получено много обнадеживающих сигналов системных мер как Правительства, так и промышленности, направленных на преодоление структурных ограничений. Политика поэтапного отказа от директивного кредитования является одним из таких сигналов.

Вы думаете, что Правительство Беларуси приблизилось к пониманию этой логики?

Да, у меня были встречи в Правительстве и с руководством страны, в ходе которых я убедился, что речь идет не только о понимании этой логики, но и о растущей заинтересованности и приверженности ей. Дискуссии, продолжающиеся во время моей работы в Беларуси на протяжении двух с половиной лет, сосредоточены в большей степени на то, как это сделать, а не о том, делать ли это.

И хотя Беларусь не располагает богатыми природными ресурсами, у нее есть глубокие традиции и потенциал в области науки, техники и инноваций. Кроме этого, белорусы — очень гостеприимные и порядочные люди с исключительно строгой трудовой дисциплиной. Поэтому в отношении Беларуси я настроен оптимистично!

Не думаю, что Беларусь входит в десятку стран, наиболее интересных в инвестиционном плане для иностранных компаний; вы с этим не согласны? Что может быть сделано для привлечения иностранных инвесторов?

Отчасти это обусловлено стигмой: Беларусь продолжают называть страной с централизованной плановой экономикой под сильным контролем государства. Рынок, как правило, получает общее представление, лишь просматривая заголовки новостей: «все работает вразрез с принципами рыночной экономики», «существует чрезмерное регулирование». В какой-то степени так могли обстоять дела в прошлом, но хватает и ошибочных представлений. Стигма — это та часть восприятия инвестора, которая не соответствует истине или преувеличена.

Хорошо, тогда если посмотреть на сегодняшний имидж Беларуси в качестве места для вложения инвестиций: как Вы думаете, насколько в нем отражена реальность, а насколько заблуждения, или так называемая «стигма», если хотите?

Полагаю, что стигма серьезно сказывается на иностранных инвестициях. Не так-то просто сделать так, чтобы потенциальные инвесторы, чья нога никогда не ступала на эту землю, изменили свое мнение о новостях, которые им кажутся отражением действительности. Для преодоления стигмы Беларуси необходимо приложить дополнительные усилия, чтобы изменить восприятие и активно выйти к сообществу инвесторов.

Как говорится, «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать»: приезжающие в Беларусь иностранцы неизменно покидают страну с позитивными чувствами, испытывая симпатию к белорусскому народу.

В этой связи надеюсь, что в Беларусь будет приезжать больше иностранцев, чтобы посмотреть на эту страну. Например, очень бы хотелось увидеть изменения, направленные на то, чтобы иностранным бизнесменам или туристам было легко и дешево получать белорусские визы. Электронные визы, оформляемые по Интернету, могли бы стать кардинальным, но, вместе с тем, мощным решением, дающим иностранным инвесторам однозначный сигнал, что их зовут приехать для поиска инвестиционных возможностей.

Можно было бы предпринять еще некоторые шаги, которые не требуют много средств. Например, совершенно ничего не стоит придерживаться принципов, таких как принцип ненарушаемости договоров или принцип защиты частной собственности и т.п. Сегодня подобного рода принципы обсуждаются и специально оговариваются в ряде проектов указов и поправок к ним; путь отказа от ошибочных представлений обещает быть долгим.

А еще, я бы все соответствующие меры правовой защиты инвесторов прописал в специальном указе, который бы потом представил в рамках разъяснительной кампании, организованной для сообщества инвесторов, дополнив это мерами по упрощению инвестиционных процедур. Со временем, наработав последовательный «послужной список», мы сможем освободиться от стигмы и обратить внимание инвесторов на сильные стороны и преимущества, предлагаемые страной.

И, как Вы сказали, такие меры не потребуют особых затрат. Думаю, что есть и другие, более дорогостоящие подходы, разве нет?

Конечно. Мы уже говорили о государственных предприятиях, которые являются крупнейшими работодателями в стране. Ранее было сказано, что ни производительность, ни конкурентоспособность госпредприятий не находятся на уровне, на котором они могли бы быть; кроме того, сегодня, когда ситуация на рынке серьезно замедлилась, госпредприятиям свойственна чрезмерная занятость. Но нельзя списывать высокие производственные затраты лишь на избыточную рабочую силу. За последнее десятилетие предприятия закупили много импортных станков и оборудования; однако они пока еще полностью не рассчитались по долгам, взятым на этапе модернизации производственных мощностей. Поэтому обслуживание этого долга сегодня составляет значительную долю расходов. Можно рассматривать несколько вариантов реструктуризации; например, замена долговых обязательств акциями для сокращения сверхнормативной задолженности, при условии, что у госпредприятий есть надежные планы более эффективного использования своих мощностей.

Другим усилием, предпринимаемым госпредприятиями, является совершенствование механизма продвижения своей продукции, проникновение на новые рынки и ориентация на повышение рентабельности и устойчивости. Эта тенденция представляет собой мягкий реинжиниринг направлений деятельности, выгоды от которых вероятно превзойдут результаты модернизации заводов и оборудования.

Компании очень заинтересованы в проведении серьезных маркетинговых исследований, чтобы определить, какие пять моделей в их хозяйственной деятельности способны обеспечить наилучшие продажи и имеют перспективы роста рынка. Затем они концентрируют денежные средства и фокусируют усилия на этих пяти направлениях, что представляет собой бизнес-модель, отличающуюся от модели количественных целевых показателей прошлого. В настоящее время считается, что лучше вступать в совместные предприятия с иностранными партнерами, которые могут предоставить не только финансирование, но испытанные рынком образцы продукции, производственные технологии, устоявшиеся сети и каналы поставок и маркетинга.

Думаю, такой подход сегодня известен более широко, и некоторые директора предприятий уже начали общаться с потенциальными инвесторами. Одним положительным побочным эффектом коллапса российского рынка в 2015 году стало то, что в Беларуси он привел в действие механизмы адаптации, что было крайне необходимо. Полагаю, что трансформация уже началась.

Как вы сказали, всей экономике это обойдется очень дорого.

Да, если бы все коррективы вносились одновременно во время движения по курсу, то это потребовало бы больших финансовых вложений, которыми страна в настоящий момент не располагает. Поэтому Беларуси нужно быть избирательной и делать все возможное для привлечения иностранных инвестиций.

Если посмотреть на другие страны региона ЦВЕ (прим. пер. — Центральная и Восточная Европа), то можно увидеть, что государствам, начавшим структурные реформы раньше других, уже удалось преодолеть эти вызовы, и теперь они переходят в те промышленные сегменты, где создается более высокая добавленная стоимость. Им повезло в том смысле, что когда они вступили в Европейский Союз и начали процесс приватизации, то уже на тот момент было несколько европейских инвесторов, заинтересованных в поиске альтернативных производственных площадок для сокращения своих расходов. Они также были психологически готовы восстановить исторические связи. Кроме того, в этих странах много государственных средств было потрачено на наращивание потенциала и развитие предпринимательства.

У Беларуси такой поддержки нет ни от Евразийского Союза, ни от глобальных финансовых рынков. На самом деле, у нее никогда не было поддержки, сравнимой с той помощью, которая была оказана странам, присоединяющимся к ЕС. Даже предоставляемые ранее российские субсидии на энергоносители становятся все менее щедрыми и менее предсказуемыми.

Беларуси нужно стоять на своих ногах и основываться на своих достоинствах. Если сравнить эту страну с другими странами бывшего Советского Союза, то в ней можно найти много сильных сторон: в ней есть запас жизненных сил, во многих секторах она лучше оснащена, благодаря чему она может конкурировать на мировом рынке. Кроме того, Беларусь достаточно свободна от коррупции. Посмотрите хотя бы на наш проект строительства автодороги Минск-Гомель: это автомагистраль, соответствующая европейским стандартам качества, построенная по одной из самых низких цен за километр дороги в регионе.

Беларусь открыта для бизнеса, и она будет идти навстречу инвесторам, способным принести технологии, финансовые ресурсы и сети сбыта.

В ежегодном отчете Всемирного банка «Ведение бизнеса» Республика Беларусь занимает 44-е место. Создается ощущение, что, с одной стороны, в этой стране произошло много изменений в целях улучшения бизнес-климата, но, с другой стороны, мы видим, что в странах, вскарабкавшихся вверх по лестнице этого рейтинга, бизнес не замечает реального улучшения условий ведений своей повседневной хозяйственной деятельности. Два года назад в своем интервью бывший Министр экономики Республики Беларусь Николай Снопков сказал мне, что я еще увижу, как Беларусь резко поднимет свои позиции в рейтинге (прим. пер. — «Ведение бизнеса»).

Десять лет назад Беларусь была на 106-м месте из 155 стран, охваченных рейтингом «Ведение бизнеса». Теперь она занимает 44-е место из 189. Поэтому за десять лет страна перешла из последней трети стран в первую четверть стран, что отличительно. В некоторой степени взлет в рейтинге удался потому, что Правительство сосредоточилось на реформах, которые могли в наибольшей степени повлиять на позицию в рейтинге. И в методике оценки рейтинга «Ведение бизнеса» произошли изменения, что также помогло Беларуси. Однако трудно объяснить последовательное восхождение в рейтинге без изменения стратегических подходов, которые были бы хороши для бизнеса.

Десять лет назад меня здесь не было, но я готов поспорить на свой дом, что инвестиционный климат в Беларуси сейчас лучше, чем он был десять лет назад, а в будущем станет еще лучше.

Сегодня Правительству, я думаю, важно задаться другим вопросом: если наша позиция в рейтинге поднялась так высоко, то где же усилившийся приток инвестиций? В дополнение ко всему тому, что было сделано за эти годы для достижения нынешней позиции, что должно сделать Правительство для того, чтобы превратить показатели рейтинга «Ведение бизнеса» в реальные инвестиции?

Для меня очевидно, что Беларуси следовало бы задаться вопросом о том, каким странам из 43, находящимся в рейтинге «Ведение бизнеса» выше Беларуси, удалось в том числе привлечь инвесторов. Что еще они сделали в дополнение к повышению своей позиции в рейтинге «Ведение бизнеса»? Выходя за рамки механического самоанализа того, какое место мы занимаем в различных рейтингах стран, Беларуси необходимо изучить примеры стран, привлекших большие объемы инвестиций, а затем воссоздать у себя условия, которые были предложены этими странами своим инвесторам.

Когда Вы общаетесь с иностранными инвесторами, какие вопросы они обычно Вам задают?

Я бы сказал, что они часто спрашивают меня о нормативно-правовой среде и о защите имущественных прав. Мы об этом уже с Вами говорили. Я провожу много времени, объясняя инвесторам, почему им следовало бы стать пионерами в развитии хозяйственных связей с Беларусью. Когда их волнуют определенные аспекты вложения инвестиций в Беларусь, мы — Всемирный банк — делаем все возможное, чтобы Правительство обратило на это внимание с тем, чтобы произошли необходимые изменения.

Я также предлагаю инвесторам обратить внимание на научные и инженерные традиции, которые по-прежнему сильны в Беларуси. Первый грузовик был полностью изготовлен в Беларуси в 1947 году. Для сравнения приведу пример своей родины — Южной Кореи, — производящей сегодня автомобили «Hyundai» и «Kia» в глобальном масштабе. Мало кто знает, что первый корейский автомобиль был собран лишь в 1975 году. Широкая производственная база Республики Беларусь является большим преимуществом для тех инвесторов, которые ищут новые производственные площадки. Беларуси также присуща способность внедрять инновации, если для этого есть надежная платформа и мост для выхода на мировой рынок.

Еще одним преимуществом является система образования, способная готовить высококвалифицированные кадры. В стране сохранился потенциал передачи знаний, и значительная часть государственных расходов идет на образование. В Республике Беларусь квалифицированная рабочая сила, ее достаточно и издержки, связанные с ее наймом, незначительны, если сравнивать не только с ЕС, но и с Санкт-Петербургом или Калугой.

А теперь нужно превратить эти выгодные факторы в средства выхода на глобальный рынок, верно?

Если вы — Европейский производитель станков или высокоточных инструментов, то, например, Китай уже стоит на пороге вашего дома. С точки зрения близости рынка и фактора затрат совместное предприятие с белорусской компанией может по-прежнему дать вам шанс конкурировать на равных с новыми недорогими производителями, и это дает вам дополнительное время для того, чтобы внедрить инновации и стать производителем высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью, относящейся к верхнему сегменту рынка.

Каков типовой портрет европейской компании, которая могла бы выиграть от инвестиций в Беларусь?

Я думаю, компании, чьи традиционные направления бизнеса сталкиваются со все более жесткой конкуренцией со стороны азиатских производителей, должны посмотреть на Беларусь, у которой есть хорошая кадровая база и которая предлагает относительно низкий фактор стоимости. Группа компаний «Карл Цейсс» создала совместное предприятие с «БелОМО» для производства высокоточных объективов профессиональных цифровых видеокамер и микроскопов. Московская компания ООО «Аэроэкспресс» модернизирует свой подвижной состав, заменяя его на поезда, изготовленные в Беларуси. Транснациональные корпорации, занимающиеся медицинским оборудованием, заинтересованы в производстве рентгенографического оборудования, КТ-сканеров и комплектующих для МРТ-сканеров в Беларуси.

Но нужно также упомянуть, что некоторые виды этой продукции уже изготавливаются в Беларуси и экспортируются по всему миру!

По моему мнению, многие европейские производители могли бы найти взаимовыгодные решения, если бы они просто приехали в Беларусь и осмотрелись. В Беларуси определенно можно создавать более высокую стоимость при меньших затратах, и именно в этом и заключаются инвестиционные возможности.

Мы говорили о негативном имидже Беларуси; следует добавить, что есть много людей, которые делают обобщения и иногда комментируют ситуацию, даже несмотря на то, что они никогда здесь не были.

До прибытия в Беларусь мне тоже встречалось много статей, в которых эта страна была представлена в негативном свете. Со временем я обнаружил, что некоторые старые статьи циркулировали в СМИ снова и снова. Новые истории переписывались по старым лекалам. Именно поэтому так трудно заставить иностранцев по-новому взглянуть на страну: ранее мы уже говорили об этой стигме. Это как фантомная боль в ампутированной конечности.

У Республики Беларусь много шрамов прошлого. Если вспомнить про Чернобыльскую катастрофу, то страна все еще от нее страдает. На самом деле, Чернобыль был атомной электростанцией на территории Украины, не Беларуси, но «бомбардировка» радиоактивными осадками пришлась именно на Беларусь. Кто-нибудь компенсировал Беларуси нанесенный ущерб? С момента обретения независимости прямые расходы Республики Беларусь на помощь своим жертвам Чернобыля составили $22,5 млрд. Если бы сегодня у Беларуси было $22,5 млрд свободных средств, то она смогла бы покрыть большую часть расходов, связанных с трансформацией в высокодоходную экономику.

Но поскольку реальность диктует иное, белорусы будут со своей стороны привлекать инвесторов, готовых сделать первый шаг. Уверен, что Беларусь скоро станет известна как гостеприимный и дружелюбный причал для инвестиций. Я же поспорил на свой дом, что это произойдет, верно?


Image
Источник: http://www.worldbank.org/ru/news/opinion/2016/09/06/belarus-has-to-make-an-extra-effort-to-change-investors-perceptions

Международные финансовые организации готовы поддержать изменения, направленные на повышение эффективности белорусских предприятий. Консультант Всемирного банка Рон Копицки накануне форума «Расширяя горизонты: Инвестиции. Финансы. Развитие», который состоится в Минске 29−30 сентября, в интервью TUT.BY рассказал о том, какие возможности для бизнеса в Беларуси он видит.
— Вы посещали белорусские сельхозорганизации и промышленные предприятия. Как вы оцениваете их текущее положение?

— Общее впечатление заключается в том, что базовые элементы для успешной работы сельскохозяйственных и промышленных предприятий созданы.

Вместе с тем существует фундаментальное несоответствие между количеством активов, которыми они обладают, и рынком, который обслуживают. То есть мощности белорусских госкомпаний во многих случаях намного больше того рынка, на котором они работают.

Кроме этого, у многих белорусских госпредприятий нет опыта работы в условиях жесткой конкуренции. А отсутствие соответствующего опыта работы на глобальном рынке является серьезным недостатком белорусских компаний.

— Насколько сильно условия ведения бизнеса в Беларуси отличаются от делового климата в других странах?

— Можно выделить два аспекта этой темы: первый — условия, которые созданы для госпредприятий, второй — открытость белорусской экономики для иностранных инвесторов.

Что касается первого, то государству следует принять меры по перераспределению ресурсов в пользу эффективных, наиболее успешных предприятий, которые могут конкурировать на глобальном рынке. Пока мы видим в Беларуси обратную картину: ресурсы распределяются таким образом, чтобы спасти всех, в том числе и неэффективные организации.

Чтобы повысить эффективность госсектора Беларуси, необходимо обеспечить приток квалифицированных кадров, умеющих находить партнеров, в том числе инвесторов, и делать бизнес более эффективным. Зачастую же белорусским госкомпаниям требуются управленцы, которые знают, не как делать (know-how), а с кем делать (know- who).

Что касается второго аспекта белорусского бизнес-климата — открытости экономики для инвесторов, то здесь также предстоит проделать большую работу. Сегодня нужно усиливать конкурентоспособность белорусских компаний на внешних рынках, а без привлечения иностранных инвестиций эту задачу сложно решить.

— В Беларуси на правительственном уровне часто говорят о необходимости привлечения в экономику прямых иностранных инвестиций. Какие подготовительные шаги, на ваш взгляд, следует предпринять, чтобы рассчитывать на успешное привлечение ПИИ?

— Белорусскому правительству на первом этапе следует принять нормативный акт с перечнем гарантий, которые будут предоставлены частным инвесторам и неукоснительно соблюдаться.

В качестве подтверждения того, что гарантии — это не только декларация, следует реализовать пилотные проекты, на примере которых правительство показало бы серьезность своих намерений. Благодаря этому белорусские власти могли бы существенно снизить уровень страновых рисков, связанных с инвестированием в Беларусь.

— Международные финансовые организации, в частности Международный валютный фонд, настоятельно рекомендуют белорусскому правительству принять меры по реформированию сектора государственных предприятий. Какие первоочередные шаги в этом направлении, на ваш взгляд, должны быть предприняты?

— В первую очередь стоило бы определить небольшой круг перспективных компаний из различных секторов, которые имеют потенциал для роста. Им нужно разрешить привлекать инвестиции, объединяться с другими компаниями для усиления своих позиций на рынке.

При этом должна быть разработана система стимулирования топ-менеджеров предприятий, которые возьмут на себя ответственность за их вывод на более высокий уровень развития. Данный пилотный проект, направленный на повышение эффективности управления отдельными предприятиями, впоследствии можно будет экстраполировать на целые сектора белорусской экономики.

— Последнее десятилетие белорусские предприятия пытались развиваться не столько за счет инвестиций, сколько за счет привлечения валютных кредитов под модернизацию. По оценкам Нацбанка Беларуси, в 2007 году уровень долговой нагрузки в белорусской экономике составлял 16% ВВП, а в 2016-м достиг 26% ВВП. Учитывая мировой опыт, какие варианты решения проблем предприятий, обремененных долгом, можно использовать в Беларуси?

— Существует три возможных сценария развития событий.

Первый вариант касается тех компаний, которые самостоятельно, благодаря рефинансированию задолженности, могут решить свои текущие проблемы, связанные с долговой нагрузкой.

Второй вариант: если госпредприятия не могут самостоятельно справиться с долговой нагрузкой, необходима их рекапитализация за счет государства или государственных банков. Однако у меня существуют сомнения в том, что белорусское правительство сегодня располагает достаточными для этого ресурсами. Кроме того, такую линию поведения может не одобрить Международный валютный фонд.

Наконец, третий вариант: сценарий, предполагающий обмен задолженности компании на ее акции с участием стратегических инвесторов. Такая стратегия не только возможна, но и может получить одобрение у международных финансовых организаций, которые готовы поддержать рыночные преобразования в Беларуси.

— Летом этого года, выступая на семинаре в Минске, вы констатировали, что в Беларуси даже с учетом господдержки многие сельхозорганизации остаются убыточными. Каким образом, на ваш взгляд, эту ситуацию можно исправить?

— Во-первых, необходимо создать условия, которые сигнализировали бы о том, что государство поддерживает фермерство. Такие условия должны сформировать у людей уверенность в том, что они смогут благодаря своему труду обеспечивать достойную жизнь. В этом случае в Беларуси будут появляться новые поколения фермеров, которые захотят заниматься сельским хозяйством.

Вторая задача, которую следует решать в Беларуси, — ориентировать сельское хозяйство на производство продукции с более высокой добавленной стоимостью. Например, порционные продукты, товары быстрого приготовления.

Сейчас основной акцент в белорусском сельском хозяйстве делается на выполнении производственных показателей. Для повышения эффективности деятельности белорусского агросектора необходимо больше внимания уделять конечному использованию производимой продукции. А для этого, в частности, необходимо углублять отношения АПК с розничными сетями, производить для них продукцию с их собственной торговой маркой (private label).

Наконец, что касается возможностей выхода белорусских сельхозпредприятий на внешние рынки, то для этого необходимо выстраивать связи с партнерами в других странах. Такие связи создаются в основном за счет трансграничных инвестиций. Поэтому, как я уже отмечал выше, в ряде случаев важно знать, не как делать (know-how), а с кем делать (know-who).

— Каким образом, на ваш взгляд, белорусское правительство могло бы стимулировать процесс повышения эффективности местных компаний?

— Основная рекомендация: нужно изменить подходы к регулированию экономики. Необходимо сместить акценты государственного регулирования с контролирующих функций на меры, которые стимулировали бы и раскрепощали предпринимательскую инициативу. Это важно для того, чтобы люди стремились реализовать себя, были готовы идти на риск и не боялись ошибаться.

Источник:  http://news.tut.by/economics/512128.html

Многие белорусские компании хотят привлечь инвестиции, но не всегда знают, как это сделать. Некоторые зарубежные инвесторы стремятся на белорусский рынок, но не всегда их интерес завершается заключением сделок. Управляющий директор «Ротшильд» по странам СНГ Джованни Сальветти рассказал TUT.BY о том, как резидентам Беларуси найти стратегических партнеров на международном рынке капитала.

Фото: Forbes

Фото: Forbes Украина

— Инвестиционный банк «Ротшильд» ведет довольно активную деятельность в России и Украине. Видите ли вы возможности для работы в Беларуси?

—  Конечно, ведь сегодня я вынужден останавливаться в Минске каждый раз, когда лечу в Украину из Москвы и наоборот! Если говорить серьезно, «Ротшильд» начал работу в Беларуси уже несколько лет назад, и с тех пор мы постоянно поддерживаем отношения с вашей страной.

В настоящее время мы ведем активную деятельность по нескольким проектам в Беларуси и видим потенциал для новых проектов, принимая во внимание наметившиеся изменения в экономическом развитии страны.

— Восемь лет назад «Ротшильд» выполнял независимую оценку Белпромстройбанка, который позже купил российский Сбербанк. Сегодня белорусские власти выражают заинтересованность в привлечении инвесторов и в другие государственные банки — Беларусбанк, Белинвестбанк и Банк Москва-Минск. Есть ли интерес со стороны иностранных инвесторов к приобретению банков в постсоветских странах?

— Развитие банковского сектора в Европе претерпело значительные изменения со времен сделки с БПС-Банком ввиду различных последствий финансового кризиса, начавшегося в 2008 году, и изменений в системе регулирования банковского сектора, в частности, в связи с переходом к Базелю III.

Западноевропейские банки, которые когда-то были очень активными в осуществлении сделок по приобретению активов в Центральной и Восточной Европе, сейчас более сконцентрированы на оптимизации своей международной сети, чем на расширении.

Тем не менее в банковском секторе появляются новые категории покупателей — финансовые инвесторы, инвесторы из Азии. Довольно активными остаются международные инвестиционные институты. Этот вопрос следует рассматривать с точки зрения оценки макроэкономических перспектив, странового риска и структурирования сделки.

— Что необходимо белорусским компаниям, которые хотят привлечь иностранных инвесторов?

— Важен ряд моментов. Первое — белорусские компании должны сделать все, что от них зависит, для презентации себя в соответствии с западными требованиями.

Например, они должны иметь надежные финансовые показатели в соответствии с международными бухгалтерскими стандартами, необходимые разрешения и лицензии, не должно быть никаких проблемных вопросов в отношении прав собственности на имущество.

Второе — белорусские компании также должны понимать, что большинству инвесторов интересно вкладывать деньги в активы, предполагающие устойчивый рост и имеющие продуманные бизнес-модели.

В этом отношении инвесторы хотят видеть стандартные бизнес-модели, похожие на бизнес-модели других компаний, в которые они вкладывались ранее и которые можно легко объяснить совету директоров и акционерам.

Необходимым условием для прихода инвестиций в Беларусь является четкое понимание макроэкономических перспектив страны. К сожалению, отдельные компании не в состоянии повлиять на данный вопрос. Наличие значительных неопределенностей препятствует любым обоснованным инвестициям.

— «Ротшильд» — глобальная консультационная компания, работающая во многих странах мира. Беларусь сейчас переживает экономический спад, второй год правительство ищет пути повышения конкурентоспособности экономики. По вашему мнению, как можно заложить прочный фундамент для будущего экономического роста?

—  Можно выделить три вещи, о которых легко говорить, но которые гораздо сложнее реализовать.

Во-первых, нужно определить план экономических действий на несколько лет вперед, направленный на преодоление неопределенностей в отношении того, куда движется страна и на что она опирается в своем развитии. Во-вторых, способствовать раскрытию местной предпринимательской инициативы. В третьих, увеличить приток капитала (и ноу-хау) в страну.

Выполнение последних двух пунктов возможно через проведение постепенной и частичной приватизации некоторых флагманов национальной экономики, а также малых и средних предприятий.

— В настоящее время белорусская экономика сильно зависит от тенденций в российской экономике. Как в «Ротшильде» оценивают перспективы развития российской экономики на 2016−2017 годы?

— Российская экономика постепенно восстанавливается после шоков 2014—2015 гг., о чем свидетельствует большинство экономических показателей. Что касается перспектив, то большинство экономических аналитических отчетов предсказывают продолжение данного тренда.

Тем не менее реальная ситуация будет зависеть от непрогнозируемых факторов — таких как цены на нефть и геополитические аспекты, в дополнение к скорости и эффективности реализации структурных реформ, в частности реформы пенсионной системы. Экономики стран СНГ всегда характеризовались более высокой степенью волатильности, чем в остальном мире, и я полагаю, эта особенность останется в силе.

— Какие инвесторы смогут принять более высокую волатильность и потенциально рассмотреть предприятия страны СНГ, в том числе и Беларуси, в качестве объектов для инвестиций?

— К таким инвесторам можно отнести тех, кто имеет опыт работы и открыт для взаимодействия со странами с развивающейся экономикой, а также тех, кто имеет стратегический интерес по работе на общем рынке евразийской зоны свободной торговли.

В качестве примера я могу привести инвесторов, которые интересуются сектором производства продуктов питания и, возможно, фармацевтической отраслью. Другими инвесторами могут стать те, кто нацелен на обеспечение стабильных поставок удобрений и товаров для сельского хозяйства. Отрасль производства строительных материалов также может быть привлекательной для некоторых инвесторов.

Я полагаю, что речь может идти больше о стратегических инвесторах, чем о финансовых, если не считать открытое размещение акций.

— В Беларуси тема приватизации обсуждается уже долгое время, не получая должного развития из-за очень осторожной позиции властей. Необходима ли интенсификация процесса приватизации в Беларуси? Какие способы и механизмы привлечения инвестиций, являются наиболее подходящими для республики?

— Мне вполне понятны причины, по которым государство проявляет в вопросе приватизации столь осторожную позицию. Доля работников, занятых в государственном секторе, весьма существенна, а следовательно, проведение в короткий срок всеобъемлющей программы приватизации может стать причиной чрезмерно высокого уровня безработицы.

Тем не менее я не вижу альтернатив увеличения доли частного сектора для модернизации экономики Беларуси кроме проведения планомерной приватизации.

Стоит также отметить, что очень немногим крупным предприятиям стоит всерьез рассматривать возможность IPO. Доли других госпредприятий могут быть проданы посредством аукциона. Для приватизации более мелких компаний могут быть использованы различные механизмы продажи акций некоторым работникам.

— В сентябре вы планируете принять участие в Белорусском форуме «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие», на котором также будут присутствовать представители власти. Какую тему будете поднимать?

— Мне предложили выступить по теме приватизации. «Ротшильд» является лидирующим консультантом в этой сфере, поскольку был вовлечен в последнюю значимую приватизационную сделку в Беларуси (упоминавшаяся покупка БПС-банка), я считаю вполне обоснованным свое участие в этой дискуссии.

— Возможно ли увязать интересы общества и государства, то есть поддержание занятости, расходы на социальную инфраструктуру, защиту местного рынка и интересы частных инвесторов в структурировании приватизационных сделок в Беларуси?

— Это очень интересный и в то же время сложный вопрос. Я думаю, что такая ситуация возможна, но очевидно, что всегда будут возникать ситуации несбалансированности интересов, которые могут создавать определенную напряженность.

Проведение постепенной приватизации имеет меньше негативных последствий, но в то же время требует большего времени для достижения результатов. В Центральной и Восточной Европе есть примеры проведения как быстрой приватизации, например, известная шоковая терапия Бальцеровича в Польше, так и более постепенных преобразований, которые имели место на Балканах.

Каждая страна функционирует в своих собственных политических и экономических условиях, и любые преобразования должны основываться именно на этих факторах. Но, конечно, необходимо обращаться и к успешным примерам извне.

Источник:  http://news.tut.by/economics/511786.html

Беларуси очень нужны иностранные инвестиции. Но пока поток ослаб и приватизация, которая могла бы оживить процесс, буксует. Однако есть и позитивные сигналы. Директор Национального агентства инвестиций и приватизации Наталья Никандрова в интервью TUT.BY рассказала, что тормозит инвесторов на пути в Беларусь, насколько важен запрет на пересмотр итогов приватизации и почему инвестору нужен омбудсмен и право на предпринимательский риск.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Пилот» закончен, да здравствует «пилот»

— С темой приватизации в Беларуси прочно связано два стереотипа: «наши активы никому не интересны», и «все только и ждут возможности, чтобы скупить наши активы». За время работы агентства к каким белорусским активам проявляли серьезный интерес инвесторы?

— Если активы находятся в стратегическом секторе (оборонная промышленность, добыча полезных ископаемых, нефтехимия), если они достаточно крупные и эффективно работают, то спрос сохраняется. Для привлечения инвесторов на такие предприятия требуется в первую очередь политическое решение. Если оно есть, можно готовить компанию к приходу стратегического инвестора: ввести корпоративное управление, провести диагностику, избавиться от непрофильных активов, внедрить МСФО, разработать стратегию по привлечению инвестора и провести открытый международный конкурс.

— Но власти, скорее, интересует возможность «пристроить» довольно проблемные предприятия.

— Убыточные активы требуют существенных изменений, в первую очередь внутри компании. Проблемы можно оправдывать внешними факторами, но часто это результат плохого менеджмента. В таком случае может потребоваться серьезная реструктуризация. Нужно иметь в виду, что инвестор более заинтересован в качественных показателях, а не в количественных, то есть фокус должен быть на росте рентабельности и эффективности, а не объемов производства. Иначе спрос на большинство наших активов будет продолжать идти вниз. Если компания хронически убыточна, то выход для нее — банкротство либо ликвидация. Если такой актив по каким-то причинам все-таки интересен инвестору, то его стоит предлагать по реальной цене.

Кстати, за рубежом существуют частные корпорации либо фонды (к нам, например, обращалась с предложением American Industrial Acquisition Corporation), которые скупают проблемные активы, зачастую это подразделения или дочерние компании лидирующих мировых корпораций. Такие фонды профессионально управляют портфелем плохих активов для максимизации их стоимости. После приведения активов в порядок фонд выставляет их на продажу.

Еще интересно, что практика приватизации в странах Восточной Европы показала — наибольший положительный эффект как для предприятия, так и для страны будет, если стратегический инвестор был иностранным, а не местным. Это дает компании доступ к технологиям, рынкам сбыта, повышает ее эффективность. Но для мелких компаний или компаний, оказывающих услуги, локальный инвестор оказывался предпочтительнее.

— Соглашение между вашим агентством и Всемирным банком продлено еще на два года — значит, результат пятилетней работы НАИП все-таки признали удовлетворительным. Но хотя бы одной реальной success story так и не получилось. Виноват плохой подбор активов? Жесткие критерии отбора инвесторов? Завышенная цена? Или проблема на макроуровне?

Для правильной оценки результатов необходимо четко понимать цели проекта. Пилотный проект приватизации реализуется в соответствии с международными подходами, прописанными в Соглашении о предоставлении гранта австрийского трастового фонда для проекта по приватизации между Минэкономики Беларуси и Международным банком реконструкции и развития. Наша задача была — создание институциональной основы для внедрения индивидуально направленного и прозрачного подхода к приватизации по общепризнанным международным стандартам. То есть, предлагая новые, прогрессивные подходы к приватизации, мы вынуждены выходить за рамки белорусского правового поля. Существенные различия касаются подготовки предприятий к проведению сделки, подходов к проведению тендера и выбору инвестора, оценки активов и т.д.

— Уже когда обозначали вам задачу, было очевидно, что агентству не хватает полномочий.

— Да, агентство не уполномочено принимать окончательное решение по сделке, в этом задействовано множество заинтересованных сторон. Отсюда и сложности, связанные с окончанием ряда сделок.

— Насколько с 2012 года удалось сблизить белорусские подходы с общепринятыми?

—  Работа проделана большая, и, по оценке Всемирного банка, агентство достигло существенных результатов по адаптированию и применению международных подходов к приватизации госпредприятий. Ряд наших предложений уже нашли свое отражение в законодательстве: чрезвычайно важно, что удалось прописать проведение рыночной оценки при проведении приватизационных сделок. Причем, естественно, международными оценщиками. Они дорожат своей репутацией, и этой оценке действительно верят иностранные компании.

— Что за эти годы произошло с участниками «пилота»?

Мы подготовили восемь акционерных обществ к тендерам по поиску стратегических инвесторов. То есть совместно с финансовыми консультантами провели полную финансовую, юридическую, операционную диагностику обществ, бухгалтерская отчетность предприятий трансформирована в соответствии с МСФО, проведена рыночная оценка предприятий по международным и национальным стандартам, подготовлены маркетинговые материалы и инвестиционные меморандумы на русском и английском языках. Для каждого акционерного общества подготовлены индивидуальные стратегии привлечения стратегических инвесторов.

По восьми предприятиям были объявлены международные тендеры и проведена широкая маркетинговая кампания, через различные каналы осуществлен прямой контакт с более чем 800 потенциальными инвесторами.

Хотя большая часть инвесторов оценивает страновые риски Беларуси как существенные и взвешенно относятся к предложениям по развитию бизнеса, стратегические инвесторы проявили большой интерес — было получено более 10 выражений о заинтересованности от инвесторов из России, Украины, Литвы, Польши, Норвегии, Малайзии, Венгрии, Индии, Германии, Латвии, Китая и Беларуси. Больше всего инвесторов заинтересовали предприятия пищевой отрасли — ОАО «Минский маргариновый завод» и ОАО «Конфа».

В отношении трех ОАО инвесторы подали официальные заявки с гарантированными инвестиционными и социальными обязательствами инвесторов и предлагаемой ценой за госпакет акций. Для инвесторов, подавших наилучшие заявки, агентство совместно с финансовым консультантом подготовило индивидуальные проекты договоров купли-продажи.

— Остальные пилотные предприятия просто не приглянулись инвесторам?

— В отношении одного из предприятий работы приостановили по поручению правительства. В отношении четырех строительных предприятий интерес инвесторов был проявлен, но после изучения предприятий официальные инвестзаявки по ряду объективных причин поданы не были.

По поручению Совмина по вопросу альтернативных вариантов сотрудничества с потенциальным инвестором для ОАО «Медпласт» агентство предложило несколько вариантов. Решено привлекать инвестора для «Медпласта» через дополнительную эмиссию акций исходя из рыночной стоимости предприятия.

— С кем из первой восьмерки кроме «Медпласта» продолжается работа?

— Еще с двумя. Это Минский маргариновый завод и Барановичский завод железобетонных конструкций. У них есть шанс на привлечение инвестиций.

Важно еще отметить, что по оценке экспертов Всемирного банка агентство создало необходимый потенциал и наработало существенный опыт реализации проектов и управления средствами Всемирного банка, и именно это позволило

банку и правительству начать обстоятельные обсуждения подготовки нового проекта по повышению конкурентоспособности в Беларуси, в котором агентству отводится ключевая роль, в том числе предлагается выполнять функции группы по реализации проекта (PIU — Project Implementation Unit).

— Новое соглашение предполагает и расширение списка, и расширение полномочий НАИП в рамках проекта. На что сможет теперь рассчитывать инвестор?

— Мы предложили и предусмотрели в допсоглашении в дополнение к стандартной приватизации, то есть прямой продаже акций, использование и других методов привлечения инвесторов, включая продажу дополнительного выпуска акций предприятия, создание совместного предприятия и другие способы инвестирования. То есть агентство будет использовать в своей работе более гибкие подходы в привлечении стратегических инвесторов для госпредприятий.

— Уже определено, кто попадет в расширенный приватизационный список? Инициатива в отборе была за вами?

— Да, отбирало агентство самостоятельно. Из 3000 принадлежащих государству акционерных обществ мы выбрали те, которые удовлетворяли критериям Всемирного банка по выручке, численности работников. Кроме того, они не должны быть хронически убыточными. Короткий список состоял из 20 ОАО. Потом мы пообщались с профильными министерствами. В приватизации части предприятий было отказано, остальные мы посетили, ведь важно было, чтобы менеджмент был готов с нами сотрудничать. Осталось 8 «финалистов». Назвать их пока не могу. В настоящее время соответствующее постановление правительства подготовлено агентством и находится на согласовании. Отобранные предприятия работают в нефтехимической, пищевой, текстильной отрасли.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Если нарушители — 99% проверяемых, значит, с законом что-то не так»

— Вы положительно отзывались об опыте Казахстана, где государство возмещает инвестору 30% капвложений. Для нас такое предложение звучит совсем уж фантастически, но тема отношений государства с инвестором, гарантирования прав собственности остается весьма болезненной. Какие шаги в этой области вы считаете необходимыми?

— Казахстан работает в других реалиях, у них свои особенности: удаленность от Европы, близость к Китаю. Но и у нас есть что предложить инвестору.

Во-первых, НАИП предлагает установить запрет на пересмотр результатов приватизации через 3 года после приобретения. Первые три года бывает всякое — инвестор мог не справиться, не выполнить условия инвестдоговора. Но три года прошло — и все, государство не имеет права пересмотреть свое решение. Это нормальная международная практика.

Во-вторых, мы предлагаем создать институт инвестиционного омбудсмена для решения возникших проблем инвесторов во внесудебном порядке. Кстати, сейчас мы в некоторой мере выполняем подобные функции в отношении прямых иностранных инвесторов в рамках постинвестиционной поддержки.

Еще одно направление, которое мы будем развивать, — работа консультативного совета по иностранным инвестициям. До 2012 года этот орган активно работал, сейчас его важно «поднять», создать такую диалоговую площадку между госорганами и иностранными инвесторами. Мы приглашаем всех заинтересованных присоединиться к нашей инициативе и присылать свои предложения и проблемные вопросы.

— В Беларуси создан механизм привлечения прямых иностранных инвестиций через депозитарные расписки. Есть признаки того, что он может заработать? Очень уж интересно было бы узнать реальную рыночную оценку наших активов…

Да, наверное, несмотря на периодически возникающие спекулятивные риски, только использование инструментов международного фондового рынка позволяет максимально учесть все факторы, влияющие на рыночную оценку активов.

Однако и все не так просто, хотя сам факт создания правовой основы выпуска иностранных депозитарных расписок — позитивный шаг. Расписки, выпущенные на акции ОАО, смогут позволить обществам не только привлечь дополнительный капитал за счет иностранных инвесторов, что является задачей номер один, но и создать привлекательный для инвесторов имидж, так как эмитентами депозитарных расписок на акции компаний являются известные мировые инвестиционные банки — the Bank of New York, Deutsche Bank, CitiBank. Кроме того, депозитарные расписки могут использоваться в качестве залога для привлечения иностранного финансирования, а сам факт их котировок на фондовых рынках позволит повысить ликвидность акций.

Покупка иностранных депозитарных расписок на белорусские акции привлекательна и для иностранных инвесторов, поскольку таким образом они получают доступ к акциям белорусских компаний, не выходя за рамки национального правового поля, работая по правилам авторитетных финансовых площадок.

— Звучит позитивно, но инструмент этот имеет немало «но»…

— Это инструмент будущего. Во-первых, он достаточно сложен. Стоимость подготовительных работ с учетом привлечения консультантов может доходить до нескольких миллионов долларов, а значит, стоимость выпускаемых депозитарных расписок, как показывает практика, не может быть менее 50 миллионов долларов. То есть воспользоваться им смогут позволить себе единицы, крупные известные акционерные общества с сильными брендами. При этом ОАО не имеет права демонстрировать убытки, что существенно снижает число кандидатов. Необходима также полная публичность деятельности, которая раскрывается в отчетности по международным стандартам, и понятные инвестору цели использования привлеченных средств.

Еще важно отметить, что доля акций, разрешенная к продаже через депозитарные расписки, не должна превышать 25%. В таком случае одним из ключевых становится вопрос допуска и обеспечения участия инвестора в процессе разработки и принятия решений по деятельности компаний. Необходимо активное внедрение корпоративного управления на предприятиях госсектора, что явно будет негативно воспринято со стороны менеджмента.

В любом случае, прежде чем инструмент заработает, необходимо создать определенные экономические условия, положить начало прозрачной приватизации.

— В нынешнем году, несмотря на продолжающуюся рецессию, было немало позитивных сигналов — санкции сняли, на международные стандарты финансовой отчетности переходим, господдержку обещают на конкурсах, где будет равный доступ к ресурсу для всех форм собственности, подвижки в визовом вопросе ожидаются. Что еще надо и можно ли ожидать, к примеру, в среднесрочной перспективе роста инвестиций в страну?

По оценкам специалистов ЮНКТАД, особая политика в сфере привлечения инвестиций — вторичный фактор, важный для иностранного инвестора при прочих равных. При оценке страны для вложения инвестиций прежде всего важны макроэкономическая стабильность, факторы рынка (размер, рост, ВВП на душу населения) и производительности (наличие и стоимость трудовых ресурсов), нормативно-правовая среда (таможенное регулирование и регулирование рынка труда, политика в области конкуренции, торговли, приватизации), налогообложение, а потом уже особая политика в отношении прямых иностранных инвестиций.

Поэтому, если не останавливаться на мерах по совершенствованию особых преференциальных режимов, которые активно разрабатывает Минэкономики, можно сказать, что скоро начнется либо уже начата работа по решению следующих первоочередных вопросов: разделение функций государства как собственника и регулятора; введение корпоративного управления в госсекторе; введение института оценки регулирующего воздействия национальных правовых актов для прогнозирования последствий; стимулирование инвестиций на основе механизма государственно-частного партнерства. Кстати, НАИП взял на себя функции по развитию данного направления, и уже сейчас на нашей базе создается центр ГЧП.

Если говорить о наших предложениях, основанных на опыте работы над пилотным проектом, а также на анализе законодательства стран — конкурентов за инвестиции, то речь идет о следующем:

— доступ независимых международных и локальных оценщиков к проведению рыночной оценки стоимости госактивов;

— гибкость в составлении требований, сопровождающих продажу этих активов;

— пересмотр системы санкций за непреднамеренные нарушения — проверки должны носить превентивный характер;

— введение долгосрочных контрактов на электроэнергию для юрлиц — она должна быть доступной, то есть не дороже, чем в странах — конкурентах за инвестиции в регионе. Это одна из ключевых проблем сейчас;

— предоставление инвестору на безвозмездной основе промышленных объектов, земельных участков и других объектов пользования в размере до 30% от объема инвестиций.

— Набирает обороты дискуссия о необходимости декриминализации некоторых экономических статей и признания, наконец, того, что бизнес — рисковая деятельность, где неудача не всегда подразумевает наличие состава преступления. Где вы видите разумную грань между интересами государства и возможностью для бизнеса нормально работать?

— Если нарушения в хозяйственной сфере выявляются у 99,8 процента проверяемых субъектов хозяйствования, это говорит о сложном, несовершенном законодательстве, которое приводит к неэффективной работе экономики.

Может быть, стоит определить ряд наиболее важных секторов экономики, например, связанных с обеспечением экологических норм и обеспечением безопасности населения, а в остальных отраслях функции надзора снизить до минимума, сделав упор на превентивные меры и обязательное проведение контрольными органами анализа нарушений для выявления системных проблем и внесения предложений по изменению законодательства и передаче контроля саморегулирующимся организациям, общественным объединениям, профессиональным ассоциациям и т.д.

Кроме того, приходя на проверку, ревизору необходимо определить, какие ресурсы задействованы на производстве, сколько рабочей силы принимает участие в процессе, проанализировать финансовые показатели. Если наблюдается существенный и стабильный рост прибыли, экспорта, то наложение различного рода санкций может привести к стагнации и нанести вред не только собственникам, но и трудовому коллективу, и экономике страны в целом.

Одновременно с этим, если говорить о малых предприятиях и индивидуальных предпринимателях, то здесь необходимо оценить, насколько размер штрафов соизмерим с тратами на оплату рабочего времени людей, занятых в осуществлении контроля, и последующим соблюдением всех необходимых процедур, а также оценить последствия проверок. В период рецессии зачастую более экономически целесообразно предоставить льготы для осуществления деятельности самозанятых, так как это снижает шансы дальнейшего роста общего уровня бедности населения и уменьшает нагрузку на государство в вопросах трудоустройства и прочих социальных госуслугах.

— Беларусь активно проводит различные инвестфорумы, хотя многие по-прежнему весьма скептичны — мол, договоров о намерениях много, а на выходе мало что реализуется. Как вы можете сформулировать, зачем нужны инвестфорумы? Что НАИП ожидает от форума «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие»?

— Пора уходить от официозных административно-бюрократических мероприятий, к проведению которых приурочиваются важные встречи, переговоры и подписание соглашений и меморандумов. Это означает, что впоследствии эти соглашения и меморандумы должны трансформироваться в сделки и контракты. Даже заключенные контракты требуют реализации и сопряжены со значительными временными лагами в освоении оговоренных сумм. Иногда соглашения расторгаются, замораживаются, не доводятся до конечной реализации и т.д.

Надо понимать, что такие мероприятия проводятся не для показухи, а в первую очередь с целью создания информационно-диалоговой площадки между органами госуправления, представителями бизнес-кругов страны, инвесторами, экспертами и международными финансовыми институтами. Наш форум пройдет в формате открытого диалога, где не только спикер, а каждый участник из зала вправе высказать свое мнение, которое будет принято во внимание.

Впервые 29−30 сентября этого года мы проводим белорусский форум совместно с негосударственными компаниями: ведущей инвестиционной компанией «Юнитер» и независимым аналитическим центром, институтом стратегических исследований BISS. Кроме презентации страны как перспективной инвестплощадки мы делаем большой акцент на выработке дорожной карты, которая задаст основные направления согласованных действий по улучшению институциональной среды для расширения возможностей по привлечению инвестиций и финансирования, что поспособствует развитию государственного и частного сектора белорусской экономики.

Планируется, что предстоящий форум станет ежегодным, каждый год мы будем подводить итоги и расставлять приоритеты.

Свое участие в форуме подтвердили представители инвестбанка Ротшильд, Северной экологической финансовой корпорации НЕФКО, Лондонской и Варшавской фондовой биржи, Банка Нью-Йорка, Организации экономического сотрудничества и развития, представители крупнейших инвестиционных компаний и фондов, консалтинговых компаний, научных кругов (Высшей школы экономики), дипломатический корпус и, конечно же, представители реального сектора.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Источник:  http://news.tut.by/economics/511060.html

000021_825386_big

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) утвердил новую четырехлетнюю стратегию для Беларуси, сообщили БЕЛТА в банке. «Европейский банк реконструкции и развития принял новую четырехлетнюю стратегию для Беларуси, в которой определены инвестиционные приоритеты банка в этой стране. В стратегии отмечается, что в связи с недавними изменениями в региональной геополитической обстановке Беларусь стала демонстрировать большую открытость на международном уровне и большую готовность к обсуждению политической ситуации внутри страны», — отметили в ЕБРР.

В документе также говорится, что эти позитивные изменения, а также реакция на них международного сообщества «создали новый политический контекст для деятельности банка в этой стране и открыли возможности для более активного взаимодействия с белорусскими властями».

В этом связи ЕБРР готов поддерживать инициативы правительства по проведению конкретных реформ инвестициями и технической помощью для развития частного сектора, содействия приватизации, а также повышения устойчивости общественной инфраструктуры на основе коммерческих решений. В стратегии определено несколько основных направлений. Первое из них — это повышение конкурентоспособности реального сектора белорусской экономики. «Банк будет стараться предоставлять долгосрочное долговое и акционерное финансирование местным и иностранным инвесторам, а также поддерживать кредитование малых и средних предприятий путем развития устойчивого и коммерчески ориентированного банковского сектора. ЕБРР продолжит предоставление консультаций МСП с целью повышения их конкурентоспособности», — пояснили в банке.

Вторым стратегическим направлением для ЕБРР станет повышение устойчивости и качества услуг в секторе общественной инфраструктуры. Финансовый институт будет содействовать участию частного сектора в оказании общественных инфраструктурных услуг. Банк также будет стараться поддерживать своими инвестициями и технической помощью инициативы правительства, направленные на проведение реформ в муниципальном, транспортном и энергетическом секторах. ЕБРР будет оказывать поддержку в этих сферах в соответствии с принятой им концепцией перехода к «зеленой» экономике.

С начала своей деятельности в Беларуси в 1992 году ЕБРР инвестировал приблизительно 1,8 млрд евро в рамках около 70 проектов в разных секторах экономики. Важную роль в деятельности банка традиционно играют инициативы в сфере энергоэффективности и климатических изменений, которые должны получить дополнительный импульс в связи с переходом к «зеленой» экономике.

Европейский банк реконструкции и развития был учрежден в 1991 году. ЕБРР инвестирует в проекты, которые способствуют переходу к открытой рыночной экономике, а также развитию частной и предпринимательской деятельности.

Источник: http://www.belta.by/economics/view/ebrr-utverdil-novuju-strategiju-dlja-belarusi-209042-2016/

derekh

Диалог между белорусским и европейским бизнесом в этом году стал регулярным. В мае Белорусско-европейский инвестиционный форум состоялся в Вене, а 29-30 сентября высокие гости из Западной Европы посетят инвестиционный форум в Минске. О возможностях для бизнеса, которые открывает новый этап белорусско-европейских отношений, накануне сентябрьского форума рассказал председатель Совета директоров инвестиционной компании «Юнитер» Андрей ДЕРЕХ. 

— Андрей Михайлович, с чем вы связываете заметно потепление белорусско-европейских отношений в 2016 году?

— Безусловно, это связано как с отменой санкций Евросоюза в отношении Беларуси, так и с развитием политического диалога между Минском и Брюсселем, который может перерасти в более тесные экономические связи. Для нашей страны особенно важно углубление отношений в инвестиционной сфере, поскольку белорусской экономике требуются значительные прямые иностранные инвестиции.

— Какие именно возможности, на ваш взгляд, открываются для бизнеса в связи с новым этапом белорусско-европейских отношений? 

— Прежде всего, возможности открываются в части привлечения более комфортного финансирования. Что имеется в виду?

Частный пример для понимания ситуации. Мы сейчас работаем над привлечением инвестиций на крупное частное белорусское предприятие. Член совета директором похожей европейской компании, который  приезжал посмотреть на наше предприятие, удивился стоимости кредитных ресурсов в Беларуси. Если в западноевропейских странах кредиторы в очередь выстраиваются, чтобы финансировать проект под 3% годовых, то в Беларуси ставка 11% — обычное дело.

При правильном построении работы с международными финансовыми институтами белорусские компании имеют возможность привлечь ресурсы на более привлекательных условиях. И если их стоимость может быть не намного ниже (так как индикатором является сложившиеся ставки на внутреннем рынке), то срок их привлечения будет однозначно большим.

Кредитные ресурсы на развитие белорусский бизнес благодаря международным финансовым институтам может привлечь на 5 лет, а в некоторых случаях и на более длительный срок. На внутреннем рынке Беларуси получить столь длинные деньги на долгосрочные проекты сегодня весьма затруднительно.

— Если выразить в реальных цифрах, какой потенциал для сотрудничества Беларуси с международными и европейскими финансовыми институтами Вы видите?

— В качестве иллюстрации для сравнения приведу некоторые данные по нашим партнерам по ЕАЭС: Казахстану, Кыргызстану и России. В то время как на начало 2016 года на разных стадиях реализации в Казахстане насчитывалось около 80 инвестиционных контрактов, финансируемых ЕБРР, в Кыргызстане — 66 контрактов, в Беларуси это число составляло лишь 16 контрактов. С 2007 года Северным инвестиционным банком было одобрено фиксирование для 17 проектов в России на общую сумму порядка 682 миллионов евро в различных секторах экономики, в то время как в Беларуси в настоящее время финансируется один проект по реконструкции очистных сооружений в Бресте и Гродно на сумму 25 миллионов евро.

Поэтому у белорусского бизнеса и государственного сектора имеется серьезный потенциал наращивания объемов сотрудничества с международными финансовыми институтами. А результатом такого сотрудничества станут конкретные инвестиционные проекты, что в конечном счете приводит к увеличению рабочих мест, росту экономики, сбалансированному платежному балансу и другим положительным эффектам для экономики.

— Инвестиционный форум в Минске 29-30 сентября посетит Томас Миров, который на протяжении ряда лет возглавлял Европейский банк реконструкции и развития. Помимо его ожидается приезд в белорусскую столицу регионального директора Международной финансовой корпорации Томаша Тельма. Какую пользу, с вашей точки зрения, белорусский бизнес может извлечь из выступлений высоких гостей?

— Приезд высоких гостей в Минске позволит белорусской аудитории узнать о механизмах работы с международными финансовыми институтами, услышать прогнозы этих организаций по работе с Беларусью, а также получить подробную информацию о продуктах, благодаря которым наши компании могут привлечь фондирование на комфортных условиях.

Кстати, если посмотреть на опыт белорусских частных компаний, можно сказать, что выгода от сотрудничества с международными финансовыми организациями состоит еще в том, что последние в некоторых случаях компенсируют от 50% до 80% стоимости консультационных услуг для тех проектов, которые фондируют. К слову, теперь уже известная белорусская компания Mark Formell начинала сотрудничество с международными организациями именно с консультационных услуг.

— На ваш взгляд, какие белорусские проекты имеют сегодня наибольшие шансы получить на привлекательных условиях фондирование со стороны международных финансовых институтов?

— Сегодня мы ожидаем, что будет появляться больше проектов для государственных предприятий Беларуси. Это, видимо, произойдет в связи с расширением мандата европейских финансовых институтов, которые будут готовы предоставлять ресурсы для повышения конкурентоспособности белорусской экономики.

Если говорить об отраслевом характере возможных инвестиций, то сегодня мы видим потенциал для привлечения финансовых ресурсов под реализацию экологических и энергоэффективных проектов в Беларуси. Для этих целей можно рассчитывать на получение льготных кредитных ресурсов у международных организаций — по ставке 2%-4% годовых. В то же время названная отраслевая специфика не ограничивает возможности сотрудничества с МФИ, поскольку практически любой инвестиционный проект предполагает установку более современного, энергоэффективного и экологичного оборудования.

— В рамках сентябрьского инвестиционного форума планируется обсудить перспективы развития нефтехимического комплекса, который для Беларуси остается бюджетообразующим. На ваш взгляд, какие возможности для белорусской нефтехимии открывают сегодня относительно низкие цены на нефть?

— Чтобы получить компетентный ответ на этот вопрос, мы пригласили на инвестиционный форум в Минске, который состоится 29-30 сентября, одного из ведущих экспертов по этой теме — Колина Чапмана. За его плечами более 45 лет опыта работы в нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслях, включая более 30 лет в России и других странах бывшего Советского Союза.

На наш взгляд, снижение мировых цен на нефть открывает значительные перспективы для белорусской химической промышленности.

За исключением «Гродно Азота», который для производства продукции использует газ, для других крупных предприятий химической промышленности Беларуси основным является нефтяное сырье. Поэтому, как нам представляется, в условиях снизившихся цен на нефть, которые по прогнозам экспертов будут сохраняться еще длительный период, у химической промышленности Беларуси появляются хорошие перспективы для развития.

— Андрей Михайлович, вы известны не только как давний эксперт по вопросам нефтехимии, но и как член рабочей группы по развитию финансовых рынков, которую ровно 10 лет назад создавало правительство при Консультативном совете по иностранным инвестициям. В банковский сектор за 10 лет пришли значительные инвестиции, но финансовый рынок Беларуси при этом остается неглубоким. В чем дело?

— Рынок капитала в развитых странах немыслим сегодня без инвестиционной активности населения, которое благодаря вложениям в компании получает потом дивиденды. Что мы наблюдаем у нас?

В Беларуси создано законодательство для функционирования форекс-компаний и люди, вовлеченные в их деятельность, следят за изменением индекса Dow Jones, за движением на рынке валютной пары «доллар-евро», и пытаются на этом заработать.

На наш взгляд, лучше бы в стране создавались возможности, которые позволяли белорусам, имеющим средства, напрямую инвестировать средства в экономику. Поэтому, как мы считаем, в Беларуси уже давно пора принимать конкретные шаги по развитию национального фондового рынка.

— Представители инвестиционного банка Rothschild еще 7 лет назад рекомендовали Беларуси развивать внутренний фондовый рынок…

—  На бумаге планы по созданию фондового рынка в Беларуси уже давно формализованы, а воз, как говорится, и ныне там. Надеемся, что Национальный банк, который претендует сегодня на статус мегарегулятора, сможет запустить в стране рынок ценных бумаг.

— Приезд управляющего директора Rothschild для участия в сентябрьском инвестиционном форуме — сигнал тому, что рыночные трансформации в Беларуси будут происходить?

— Приезд представителя Rothschild на инвестиционный форум — подтверждение того, что в направлении Беларуси международные финансовые организации начинают смотреть более активно. В клиентском портфеле этого уважаемого инвестбанка есть как частные компании, так и целые государства. Мы полагаем, что сотрудничество Беларуси с Rothschild может стать хорошим знаком для активизации взаимодействия нашей страны с Международным валютным фондом.